ФЭНДОМ


Эпоха Багряных Облаков - 80-летняя война между Риганхеймом и Осскилем, закончившаяся Некадским миром в 1 году.

Воспоминания о войне Править

Эпоха Багряных Облаков была самой чудовищной катастрофой, когда-либо случавшейся с человечеством в Данзарсе - несмотря на колоссальный психологический эффект ошской трагедии и ужасы Черной Чумы, по сравнению с Эпохой Багряных Облаков по численности человеческих потерь Черная Чума выглядит выглядит сущим пустяком. Почему отношение историков к Багряным Облакам так легкомысленно по сравнению с Черной Чумой? Думается, Чума выглядит чем-то чужеродным и поэтому особенно пугающим, тогда как Багряные Облака - понятная и привычная для людей война. И все-таки стоит задуматься: истребительная война между Риганхеймом и Осскилем длилась восемьдесят лет, и за это время погибло свыше 90% человечества - надо помнить, что решительное большинство людей и сегодня живет на Шадараке, Рум почти безлюден, а до Багряных Облаков это соотношение было еще более неравным. Война стерла старую человеческую культуру в порошок, и человечеству потребовались века, чтобы оправиться. Из каждых десяти осскильцев выжил один. Из каждых одиннадцати риганхеймцев - тоже один. Многочисленный и самобытный, не похожий на другие народ наследников старой Лааверды, занимавший территорию современного Ладрока и северо-восточного Риганхейма, был уничтожен практически полностью - от него осталось к нашим временам лишь несколько так называемых скрытых деревень, затерянных в ладрокских лесах.

Багряные Облака были временем чудовищных бед и лишений. Обе державы вели безумную политику на истребление противника до последнего человека с намерением заселить его земли своими людьми. Это заселение откладывалось на потом, а пока что маршировавшие по Риганхейму осскильские армии и маршировавшие по Осскилю риганхеймские армии, чтобы прокормиться, продолжить войну и утолить свою жажду крови, убивали всех на своем пути, сжигали поля и леса, истребляли скот, сносили здания и оставляли за собой пустыню, на которой ничего не росло, кроме виселиц, и за ними следовали голод, людоедство и болезни. Шли десятилетия, и обе страны одновременно с внешней войной охватили и гражданские войны - теперь еще и осскильцы убивали осскильцев и риганхеймцы убивали риганхеймцев; уже никто не понимал, кто за какую сторону сражается. Джесс Миротворец, строго говоря, не был на момент заключения Некадского мира правителем всего Риганхейма - на большей части территории страны не было вообще никакой власти, да и никакого населения тоже, и какую-то легитимность Джессу придавало только то, что все способные возражать против заключения мира уже были мертвы.

Современным риганхеймцам очень приятно считать себя наследниками Рига Сильного, Гвора Неустрашимого и Ииса Железной Руки, но в реальности население Риганхейма восстанавливалось в основном за счет крестьян и охотников гор Ронг - война, эпидемии, поголовные наборы в армию от мала и велика почти не затронули эти территории. Точно так же Осскиль восстановил свое население за счет обитателей северо-восточных окраин страны - Высокого Шлейта и Бледных Степей. Восток Риганхейма, большая часть Осскиля и весь нынешний Ладрок фактически обезлюдели, превратившись в огромные кладбища. Странно и думать, что это "достижение" было получено самыми примитивными и средневековыми методами войны - мечами и копьями, выжиганием полей, виселицами, слабой и наивной магией. Жестокость порождала жестокость, потерявшие человеческий облик изуверы обезглавливали людей, сжигали, травили, расчленяли, закапывали в землю живьем и творили с жертвами все возможные непотребства, прежде чем пасть в бою или попасть в плен к таким же изуверам.

Начало войны Править

Войне предшествовала долгая череда конфликтов между двумя державами. Первым военные действия начал Риганхейм, но до этого в течение многих лет осскильские налетчики, приходящие с моря, грабили риганхеймское побережье. Эти налетчики плавали не под осскильскими флагами, но снабжались осскильскими властями и пользовались портами Питира, Стоба, Шаара, а также бадросской Ленции, дружественной Осскилю. Риганхейм не имел большого флота и не мог эффективно охранять свое мирное побережье.

Раньше их были единицы; теперь сотни. Морские разбойники приходят с моря и поднимаются по рекам, не углубляясь на сушу дальше чем на один дневной переход. Они ищут золото и хорошее железо, вино и женщин, и награбленное увозят на своих кораблях, оставляя лишь пепелища. Мы высылаем когорты на перехват, но чаще всего наши легионеры видят лишь уходящие паруса в море, а если им и удается догнать разбойников, на каждую уничтоженную шайку скоро появляется полдюжины новых. Теперь налетчиков стало столько, что они устраивают небольшим подразделениям наших войск засады, чтобы перебить и захватить оружие и доспехи. Они слишком хорошо вооружены, точно заранее знают, куда ударить и где взять богатую добычу, и безбоязненно отвезти ее к чужим берегам. Наши поселяне бросают дома и поля и уходят с плодородного побережья в горы, туда, куда не дотянется хищная лапа морского разбойника. Осскильские лорды смеются в лицо нашим послам; сомнений нет - они в доле, кладут наше золото в карман, пьют наше вино и забирают наших дочерей в наложницы, а потом вооружают разбойников для следующего набега. Долго ли будешь терпеть, Риганхейм? Разве твои мечи заржавели? Разве у нашего феникса выпали когти?

Риганхейм ввел свои легионы на Бадрос, захватив Ленцию и стоявшие в гавани военные корабли, так что война продолжилась на море. Несмотря на первые победы и несколько удачных морских сражений оказалось, что удержать Бадрос намного сложнее, чем захватить - ленцийцы при поддержке Осскиля развязали партизанскую войну, заманивая легионы в болота; кроме того, непривычные к местному климату легионеры умирали от болезней, а Осскиль продолжал присылать на Бадрос оружие и подкрепления.

Другая, еще более мощная риганхеймская армия с самим королем во главе вторглась в старые лаавердские земли (Ладрок), надеясь прогнать с них осскильцев и закрепить за собой порты на западном побережье и сердце этого края, старый город Андалут. Однако излишне прямолинейный и самоуверенный король Джеон погубил свою армию и сам погиб, а осскильцы продвинулись далеко на юг. Пользуясь наступившим хаосом, морские налетчики продолжали атаковать побережье Риганхейма, даже захватив столицу страны, Гвару; они, впрочем, не смогли ее удержать и сожгли город.

Три последовательных события - жесточайший Шторм Штормов, разметавший флоты обеих держав, установившийся после этого многомесячный Штиль Штилей и, наконец, Червь Червей - нашествие моллюсков-древоточцев, погубившее десятки и сотни беспомощно стоящих в гаванях кораблей - оборвали морскую войну; с этого времени все основные военные действия велись на суше.

Состояние дел на десятый год войны Править

Два года назад король Риганхейма Джальберт возглавил одно из самых мощных наступлений за всю войну. Джальберт пришел к власти после того, как его предшественник Джеон II со своими сыновьями пал на поле брани к востоку от Андалута. После пожара Гвары и фактического перехода побережья под власть осскильских морских налетчиков, засевших в приморских дворцах риганхеймских вельмож, казалось немыслимым вернуть перевес на риганхеймскую сторону; однако Джальберт изыскал силы для нового наступления. Он признал, что удержать Бадрос не удастся, и вывел с полуострова легионы - прореженные болотной лихорадкой и атаками бадросцев, но сохранившие дисциплину и строй и приобретшие бесценный опыт партизанской войны. Лишь в Ленции остался небольшой гарнизон, но и он оставил полуостров полгода спустя. Новый рекрутский набор в не затронутых войной юго-западных фемах позволил сформировать и вооружить пять новых легионов, пока что не очень хорошо обученных, но способных заполнить бреши в риганхеймской обороне.

Силами еще двух легионов, перевооруженных и заново укомплектованных в Риганхеймском треугольнике, удалось хотя бы временно выгнать осскильцев с побережья, заново занять и укрепить Гвару, понемногу ожившую и принявшую почти довоенный вид. Собрав имеющиеся силы в единый бронированный кулак, Джальберт сокрушил все осскильские укрепления на лесистом перешейке, разбил окопавшуюся там армию Волка и заново вторгся на древние земли Лааверды. Везде, где проходили легионы, рушилась осскильская власть; после долгой осады и кровавого штурма был взят Андалут. Учтя ошибки воевавших предшественников, пытавшихся придавить завоеванные земли железной пятой, Джальберт позволил лесному народу учредить на юго-востоке Ладрока собственную республику Ринко, вассальное Риганхейму, а Андалут объявил вольным, самоуправляющимся городом с дарованными льготами и привилегиями, хотя и там и там были поставлены мощные риганхеймские гарнизоны.

Не везде риганхеймцам сопутствовала удача, и многие крепости в стороне от главного направления удара остались невзятыми. Так, Шаар удалось взять лишь частично - внешние стены города пали, но внутренняя цитадель, получающая подкрепления морским путем, все еще держится под флагом Чайки, связывая силы двух риганхеймских легионов. Короткая кампания на северо-востоке оказалась неудачной - отправленный подчинять эти плохо защищенные земли легион попал в заготовленную армией Пантеры ловушку и был разгромлен. Этот неуспех не сломил воли риганхеймцев: Джальберт направил свою армию на север, вглубь осскильских земель. Четыре месяца назад в Долине Светлых Вод - наиболее удобном пути из Андалута в Снару, проходящем среди гор - состоялась битва, о которой ныне складывают песни. Потери риганхеймцев были велики, сам король, несмотря на всю свою осторжность, был ранен - но победа риганхеймцев была грандиозна, а поражение осскильцев сокрушительно. Теперь путь на север был свободен, и Джальберт силами имеющихся у него шести легионов осадил Снару.

Снара не напоминает ни Андалут, ни Шаар: ее стены и башни высоки и прочны, а гарнизон велик, и все попытки штурма пока что кончились ничем. Король Осскиля, коварный Вильм Старый, находится в окружении, в своем королевском дворце, видимом из-за стен города, так что многие простые легионеры полагают, что со взятием осскильской столицы война кончится. Все не так просто; на востоке второй сын Вильма собирает новую армию, чтобы снять осаду со столицы; Стоб и Питир тоже готовят войска. Сравнительно небольшая армия Пантеры угрожает Андалуту с северо-востока - едва ли у нее хватит сил взять этот заново укрепленный город, но угроза остается; проблемы Андалута отягощены начавшейся в нем эпидемией лихорадки, возможно, занесенной легионерами с Бадроса. Больше половины армии Джальберта сейчас размазана по старой Лааверде в виде гарнизонов во взятых крепостях и городах или колец осады вокруг крепостей невзятых; лояльность республики Ринко сомнительна. Слишком много невзятых крепостей и недобитых осскильских отрядов осталось у риганхеймской армии за спиной. Старая Лааверда сейчас представляет собой лоскутное одеяло: где-то правят бал риганхеймцы, где-то осскильцы, где-то нет вовсе никакой власти.

Две недели назад с юга пришла весть, которую мало кто ожидал: Иис был взят осскильцами. Слишком много войск было оттянуто на север, и осскильский лорд Гвинфрет сумел собрать из рассеянных по лесам остатков армий Волка и Корбетта, а также подвезенных морем подкреплений достаточно сильное войско. В Иис они проникли обманом - люди Гвинфрета переоделись риганхеймскими легионерами и открыли ворота своим. Однако теперь армия Гвинфрета, пользуясь Иисом как главной базой, перерезала перешеек и почти что всякое сообщение между риганхеймцами на юге и севере. Гвинфрету явно не хватит сил, чтобы атаковать Прит, но и у риганхеймских стратигов на юге недостаточно войск, чтобы выбить осскильцев с этих важных земель; дело может решить только королевская армия - а она сейчас частично рассеяна по старой Лааверде, частично занята осадой Снары. Мало-помалу риганхеймская армия вокруг Снары осознает, что отрезана от родины - подкрепления сошли на нет, проходящий через Андалут ручеек поставок иссякает. Джальберт колеблется. Одни советники призывают его как можно скорее взять Снару - даже если придется завалить стены осскильской столицы трупами легионеров до самого верха; дух армии пока что высок, а победа кажется близкой. Другие требуют снять осаду, собрать рассеянные по старой Лааверде войска и возвращаться на юг, а кампанию повторить в следующем году. Король еще не принял решения, осада Снары продолжается, но очевидно, что в ближайшем будущем ему придется что-то делать.


Основные правила: Новичку - Правила - Анкета - Карта мира - Устройство мира - Предыстория мира - Религии - Бестиарий - Алхимия - Болезни - Денежная система