ФЭНДОМ


ИсторияПравить

За время своего существования город Торольв успел приобрести весьма богатую историю, полную неожиданных поворотов. Он был основан переселенцами с Оша, высадившихся на этих берегах Рума в период его колонизации. В те далёкие дни он носил название Альд. Так нарекла его Ошская градостроительная группа. В честь самой яркой звезды в созвездии Верека, что сияет над их островом. Второй город возведённый ошианцами, немного севернее, получил название Къёрг, сходное с названием столицы их родины. В отличие от Къёрга, заселённого независимыми переселенцами, Альд был спроектирован правительством Оша, рассчитывающим расширить своё влияние на новый континент. Город имел всё необходимое для комфортной жизни колонии. Многоэтажные, благоустроенные здания, налаженная транспортная система, солнечные электростанции, автоматические, сельскохозяйственные фермы, сфера обслуживания, постоянная связь с Шадараком. Однако этим дням суждено было скоро закончиться. Бедствие постигшее планету изменило политическое лицо мира. Риганхейм и Осскиль объявили бойкот друг другу. А Ош был полностью уничтожен. Эти известия породили сумятицу в группах колонизаторов разбросанных по Руму. Тщетно они ждали от своих правительств решения в пользу колоний. Но через двадцать лет стало понятно, что связь с материком потеряна окончательно. Румские города оказались отрезанными от цивилизованного мира. Вместо того, чтоб налаживать собственную экономику, колонисты начали объединяться в национальные группы испытывающие друг к другу растущую неприязнь. Пока вспыхнувшая в Скьёбенруге первая стычка между Осскильцами и Ошианами не втянула зарождавшуюся страну в пучину непримиримых, междоусобных войн. Уже через двадцать лет после утери связи с Шадараком, Альд был разделён на несколько секторов, в которых хозяйничали отдельные группировки – кланы. Эти кланы вели постоянную войну районов. Электростанции, фермы, заводы, очистные сооружения, всё перешло под клановый контроль. Цены на электричество, воду, горючее, взлетели до небес. Каждый клан пытался сжить со свету остальные. Ни о каком примирении уже не могло быть и речи. Главари кланов заботились только о поддержании собственной мощи и авторитета. Город захлестнула волна хаоса и беззакония. Такие понятия, как медицина, образование, искусство утратили всякий смысл. Именно поэтому потомки колонистов, уже в третьем поколении, утратили навыки по обслуживанию технологических устройств. Вся автоматика начала выходить из строя. Жить в домах без водопровода и электричества стало невозможно. Началась массовая перестройка города. В условиях жестокой конкуренции, кварталы застраивались хоромами и дворцами, которые через несколько лет сгорали подожженные вражескими кланами. Это служило поводами для новых битв.

Тёмные времена Норсе продолжались более двухсот лет. За это время внутри кланов Альда возникла своя иерархия. Лидеры давали своим подопечным, сообразно их заслугам, титулы графов, баронов, маркизов. С огнестрельного оружия Норсеты давно перешли на холодное - мечи и луки. Ширила своё влияние зарождающаяся религия Ушедших В небо. Смешалась и забылась расовая принадлежность. Но война кланов продолжалась до тех пор, пока однажды в руинах Древних у Неприступных гор, не был найден первый артефакт. Тогда и начался массовый делёж земель между новоявленными баронам и герцогами. Каждый мечтал урвать себе кусок земли у Неприступных гор. И чем больше был этот кусок, тем больше было шансов в будущем попасть в высшую прослойку Норсетской знати. Этот делёж послужил причиной распада кланов. Теперь каждый стал сам за себя. Те кому не хватило территории у гор, стремились всенепременно захватить её где-нибудь ещё. Началась жестокая борьба за власть над городами, как над центрами торговли и ремесленничества. Жаркие бои в Альде не утихали ещё в течении нескольких десятилетий. До тех пор, пока армии барона Гарриера Торольва и его соратников не захватили власть в Альде, прибрав город к своим рукам. Гарриер Торольв переименовал Альд в свою честь. Так Альд обрёл имя, которое он официально носит и по сей день. Хотя многие жители, по старинке, до сих пор используют его прежнее название.

В течение следующих двух столетий Торольв неоднократно пытались захватить шедшие с юга армии переселенцев. Потерпевшие неудачу в Велинтании, они двигались на север в поисках более благодатных земель. Но взять город больше не удалось никому. Он и до сих пор остаётся под правлением и на территории династии Торольвов.

НастоящееПравить

В настоящее время город всё время разрастается. Его предместья встречают путников множеством полей, лугов и деревенек, тянущихся до самых городских окраин. Вступивших под сень каменных кварталов удивляет разнообразие городских районов. Иные улицы настолько узки, что схлапываются над головой каменным мешком, обдавая жаром нагретого камня и вонью из сточных канав. На этих улицах обычно стоит тишина, лишь эхо мечется между стенами. Другие наоборот широки. На них расположены лавки торговцев и мастерские ремесленников. Здесь дома стоят настолько тесно друг к дружке, стараясь хоть одним окном высунуться на улицу и показать миру свою вывеску. Тут постоянно царит неперекрикиваемый гвалт, снуют туда-сюда воришки, коих тщетно и не очень усердно пытается ловить городская стража и идет торговля, затихающая лишь на ночь. Кварталы богатых граждан Торольва находятся во внутреннем городе, куда, минуя внушительную стену, можно попасть через несколько ворот всегда тщательно охраняемых. Здесь царит белоснежное великолепие. Все усадьбы, здания и дворцы построены из приносимого течением, с северной оконечности Драконьих островов, камня-плавунца. С тех пор, как сотню лет назад, на островах пробудились спящие вулканы, в небо над ними начали взмывать тонны камня и пыли, закрывая солнечный свет, а в море, по склонам гор, стекать расплавленный огонь. Сталкиваясь с океанскими водами, магма планеты высвобождала в воздух пар и тепло, а сама тонула, как ей положено. Но не вся. Иногда, извергаемая планетой порода была не пламенно-красной, а солнечно-жёлтой и тогда она, погружаясь поначалу в океан, всплывала и превращалась в жёлтый камень, который течение, большими пластами несло через воды прямо в Торольвский залив, где волны выбрасывали его на берег, раскалывая, попутно гигантские пласты на более мелкие. Камень этот не скрывал звуки в отличие от знаменитого Молчаливого камня, которым так гордились Рагригцы, но обладал рядом других преимуществ. Был необыкновенно лёгок и столь же прочен. В холодную погоду превосходно удерживал тепло и на солнце постепенно выгорал до снежной белизны. Строительный материал из него, благодаря сложности обработки и нечастому появлению в водах залива, стоил очень дорого. И позволить себе построить из него дом, мог далеко не каждый. Но за десятилетия, центральный холм Торольва, окружённый крепостными стенами, покрылся-таки кружевом белых зданий. И был виден издалека подъезжающим к городу путникам. Как и дворец самого важного в городе лица Данвина Малкома, барона Трольвского.