ФЭНДОМ


Гадледы – наименование феодального владения в Норсе на границе между Альянсом и Лигой Северных Земель. Сами одноименные владетели считали свои земли герцогством, а себя – герцогами, то есть выше по положению, чем все остальные норсетские феодалы. Основные баронства, впрочем, отвечали взаимностью и Гадледов не признавали, а само герцогство называли «разбойничьим».

Герцогство просуществовало недолго даже по меркам государств на Руме: всего несколько десятилетий. Его основателем и единственным правителем был Гадлед Ноградский, потомок захудалого северного рода. Большинство его родственников полегло в Погибели Еретиков, сражаясь на стороне ван дер Хорнов. После смерти отца Гадлед получил в управление разоренный войной маркизат на самом пограничье.

Однако же вместо того, чтобы восстанавливать разрушенное поместье, Гадлед открывает серию набегов на соседей. Набеги сопровождаются крайней жестокостью: и без того пострадавшие от предыдущих усобиц земли окончательно пустеют. Создав вокруг себя широкую зону отчуждения, Гадлед набирает наемников и приступает к методичному разграблению земель, находящихся уже на значительном отдалении от его логова. Знамена с вороном, терзающим дитя, возникают в таких уголках Норсе, где о Гадледах до этого доходили только слухи.

В отличие от своих бывших сюзеренов из Риооне[1], Гадледы не ставили своей целью освобождение от гнета Церкви Ушедших, смену религии или, шире, объединение Норсе. Разбойничье герцогство ставило свои интересы гораздо уже и, может, именно поэтому просуществовало дольше религиозного мятежа ван дер Хорнов. Гадледы нападали на тех, кто был слабее их, поголовно уничтожали мужчин, увозили с собой рабынь из числа женщин и детей, опустевшие деревни и городки жгли до основания: герцогов не инетересовали земельные приобретения.

Герцогство было организовано как одна военная машина, здесь не распахивали землю и не сажали хлеб. Все дееспособное население мужеского пола состояло в армии, остальные занимались вопросами снабжения. Пригнанные из набегов рабы трудились в жесточайших условиях до самой своей смерти, которая наступала от крайнего переутомления и недоедания: Гадледам не было нужды заботиться о пленниках – они всегда могли добыть новых. В короткое время над озером Ноград были воздвигнуты мощные укрепления[2], могущие посоперничать с резиденциями основных баронов.

Особого упоминания заслуживают опыты, проводившиеся в застенках ноградского замка над обращенными в рабство детьми. Гадледы получали немалую мзду от лекарей и даже заезжих хирургов из других стран (преимущественно Осскиля) – за право производить противоестественные эксперименты и разного рода запрещенные операции на несовершеннолетних пациентах.

Конец бесчинствам «разбойничьего» гергоцства положил сформировавшийся к этому времени Альянс. После того, как Гадледы в очередной раз выжгли предместья Торольва, объединенные армии Срединных Земель начали за ними настоящую охоту. После нескольких лет маневренной войны отряды Гадледов были разгромлены, а вся воздвигнутая ими военная инфраструктура - изничтожена.

Что сталось с самим герцогом и его сыновьями, неизвестно. Альянс объявил об их смерти, однако тела их не были выставлены на шибенице, как это изначально планировалось. Известно, что старший сын герцога, Даннет, еще задолго до поражения бежал от отца на Шадарак, где сделал стремительную карьеру в риганхеймском Департаменте магии. Позже он объявился уже в Осскиле, где стал известен в качестве магистра Эстампа.